Поиск Войти
Выбор региона
Челябинская область

Публикации

Статья "Время первых", ПРИНЦИП ГЛАСНОСТИ № 1 (31) 2018

ВРЕМЯ ПЕРВЫХ

 

Озерский городской суд по итогам прошлого года стал победителем сразу в двух номинациях – «лучший суд» и «лучший судья». Мы побывали на «земле первопроходцев», где познакомились с людьми, целиком преданными своему делу, разузнали о судебной практике, которой нет ни в одном другом суде, погуляли по территории закрытого города и не захотели уезжать.

 

Не секрет, что возникновение закрытого города Озерска связано с выполнением атомного проекта. В годы холодной войны по заданию Иосифа Сталина в целях создания ядерного оружия физиком Игорем Курчатовым было инициировано строительство предприятия, которое курировал лично Лаврентий Берия. События в Хиросиме и Нагасаки тогда недвусмысленно продемонстрировали, что медлить нельзя. И в рекордные сроки в 1945 году была построена «Сороковка» (так горожане окрестили Озерск, носивший тогда официальное название «Челябинск-40»). Курчатов, который всю жизнь руководствовался принципом — «в любом деле важно определить приоритеты», стал в определенном смысле первопроходцем: под его руководством плеяда ученых создала плутониевый заряд для первой советской атомной бомбы. Это положило начало новой эры.

Город для ученых, которые приезжали со всей страны, строил спецконтингент: заключенные и переселенцы. Поэтому первое поколение местных жителей – некоренное. По разным подсчетам сегодня в Озерске проживает порядка восьмидесяти пяти тысяч человек.

История технополиса со всеми ее взлетами, конечно, неотделима от крупнейшей радиационной катастрофы, которая произошла здесь вечером 29 сентября 1957 года. В тот день, из-за взрыва радиоактивных отходов деревни, водоемы, пастбища на площади более 20 тысяч квадратных километров подверглись заражению, а сотни тысяч человек были облучены. Сам город от радиоактивного загрязнения спасла роза ветров. За последние пятьдесят лет в Озерском городском суде прошло немало судебных процессов, в том числе по защите прав пострадавших от последствий аварии на «Маяке».

Интеллектуалы, супергерои, энтузиасты — все эти эпитеты очень подходят ученым, создавшим ядерный щит — специально для них построили целый город, поэтому и инфраструктура здесь продумана грамотно. Озерск настолько компактен, что некоторые сотрудники суда добираются до работы пешком или на велосипедах. В городе нет троллейбусов и трамваев, автобусы встречаются намного чаще, чем маршрутные такси, а скверы и парки — на каждом шагу. Кроме того, что город окружен со всех сторон озерами и буквально утопает в деревьях, здесь не счесть количества объектов культурного наследия. Озерский городской суд расположен в старой части города, в самом сердце «архитектурного ансамбля».

Экскурсию по городу для нас лично провела председатель Озерского городского суда Лина Дмитриевна Дубовик. Она рассказала, что жизнь в Озерске бьет ключом. Театры, кинотеатры, музыкальная школа и колледж, дворец творчества детей и молодежи, станции юных техников и натуралистов, культурно-спортивный комплекс, в городе даже есть яхт-клуб. Вот чего не было до недавнего времени, так это храмов. Ни одного. Это объясняется идеологическим атеизмом основателей города. Но шесть лет назад здесь появился православный комплекс Покрова Пресвятой Богородицы – крупнейший на Урале, построенный, в том числе, на пожертвования горожан. При храме есть воскресная школа и даже школа звонарей.

Социальная утопия, воплотившаяся в реальность. Поэтому не удивительно, что озерчане воспринимают жизнь в закрытом городе не как ограничение, скорее – как привилегию. То, что город охраняют, придает его жителям чувство защищенности, а статус закрытого административного образования обеспечивает горожан социальными поощрениями. Однако озерчане, с присущим им перфекционизмом, отмечают, что во время социализма все-таки жизнь была лучше.

 

История суда неразрывно связана с поэтапным становлением технополиса. Вначале на территории будущего города действовал выездной состав суда исправительно-трудовых лагерей и колоний. Однако, ширилось строительство атомного объекта, вместе с ним росло и население, обосновавшееся вокруг него целым поселком. И в 1947 году после реорганизации появился специальный лагерный суд, который должен был заниматься рассмотрением и бытовых дел – уголовных и гражданских, с 1958 года он стал называться Спецсуд-50 Челябинской области. Первым председателем специального суда был Кузьма Фролович Агапов, а членом суда – Павел Петрович Кириллин. В 1979 году спецсуд ликвидировали, и на его базе была создана первая постоянная сессия Челябинского областного суда. В феврале 1993-го она, в свою очередь, была преобразована в городской народный суд Челябинска-65. Наконец, через год, в 1994 году, город получил название – ЗАТО Озерск, и суд стал Озерским городским судом.

В самом начале своего существования озерский дворец правосудия располагался в старом здании барачного типа, где ему было отведено лишь несколько кабинетов и небольшой зал судебных заседаний. В 1971 году суду предоставили третью часть здания в доме по адресу: Ленина, 41. Основную площадь занимала музыкальная школа, и порой судебные заседания проходили под звуки музыки, которые доносились из классов. Судьи и секретари ютились по несколько человек в одном кабинете. Зал судебных заседаний был один, поэтому судьи часто проводили процессы на своем рабочем месте. Прошло больше двадцати лет, музыкальная школа переехала в новое место, и суд занял все двухэтажное здание за исключением небольшого помещения, где расположен один из отделов УВД.

После капитального ремонта в декабре 2010 года здание и внутренние помещения суда приобрели облик, соответствующий всем требованиям современного судопроизводства: восемь залов судебных заседаний оснащены новой мебелью, каждый судья и его аппарат имеют отдельные кабинеты. Помещение разграничено на публичную и служебную зоны. Действует приемная, комната медиации, запущен информационный киоск, в залах и холлах работает система видеонаблюдения, в холле первого этажа развешены информационные стенды. Что когда-то во дворце правосудия располагалась музыкальная школа, теперь напоминает только витражное окно на лестничном пролете.

Но главной движущей силой суда остаются люди: заслуженные юристы и герои войны стояли у истоков правосудия в Озерске. С 1958 года и бессменно двадцать три года спецсудом-50 руководил заслуженный юрист Михаил Алексеевич Смолыгин – участник Великой Отечественной войны, орденоносец Красной Звезды и Отечественной войны I степени. Заместителем председателя суда с 1968 по 1970 год работал Герой Советского Союза Виктор Семенович Чернышенко, человек с легендарной судьбой, знаменитость. Вместе с ними в составе суда двадцать два года проработала судья Анна Васильевна Иванова. И она участница Великой Отечественной войны, среди ее наград – орден Отечественной войны II степени. Сегодня их портреты украшают стены музея Озерского городского суда.

В разные годы в составе суда работали настоящие профессионалы, возглавившие впоследствии суды по всей стране и даже за ее пределами, такие как Евгений Павлович Галушкин, Валентин Алексеевич Решетов, Николай Иванович Никуленко, Валерий Иванович Никифоров, в прошлом председатель суда Виктор Александрович Монастырский, Ирина Сиражетдиновна Симонян. Нельзя не упомянуть и заслуженных юристов РФАнатолия Сергеевича Амельченко и Бориса Ивановича Котлова; бывшего председателя суда Сергея Ивановича Андреева, возглавляющего сегодня «Информационно-аналитический центр поддержки ГАС «Правосудие» в Челябинской области; предыдущего председателя суда Людмилу Константиновну Царькову. Судейский стаж Людмилы Константиновны тридцать шесть лет, среди ее регалий – медаль за успехи в судебной деятельности «За усердие» II степени. Именно она сохранила бесценные реликвии – экспонаты музея суда, в том числе первые приказы, печатную машинку, часы с ручным заводом. Людмиле Константиновне принадлежат слова, которые можно отнести к негласной заповеди «лучшего суда»: «На смену одному поколению судей, работников аппарата приходят другие, но преданность избранной профессии, порядочность, профессионализм, верность собственным убеждениям – остаются главными ориентирами и жизненными принципами всех, кто продолжает работать в суде».

Вот и лучший судья по уголовным делам по итогам 2017 года Галина Игоревна Лисина на вопрос, какое в ее практике было самое сложное дело, не задумываясь, ответила: «Думаю, что все дела сложные и ответственные, потому что за каждым стоит судьба человека».

Когда Лина Дмитриевна рассказывает о судьях, улыбка не сходит с ее лица. Признается, что в коллективе любят посмеяться: «Рабочий день часто заканчивается поздно вечером, но, бывает, что в коридоре в это время слышен заливистый смех. С такими людьми, как наши судьи, просто приятно оказаться в неформальной обстановке». Председатель делится, что судьи у них – народ разносторонний. Алексей Алексеевич Гладков, кроме того, что большой труженик, хороший муж и отец троих детей. Несмотря на высокую рабочую нагрузку, все ведут спортивный образ жизни, среди женской половины коллектива популярна йога. Валерий Геннадьевич Кузнецов – футбольный болельщик, который любит и сам выйти на поле. Все без исключения заядлые путешественники. Среди судей есть и художница Наталья Леонидовна Селина. Два года назад она стала рисовать картины по схемам, поэтому у всех ее коллег имеются живописные полотна ее авторства. Кабинет Натальи Леонидовны украшен не только художественными произведениями, но и живыми растениями, как в джунглях. «Большую часть времени мы проводим на работе. Например, вчера я в полдевятого вечера ушла. Поэтому хочется, чтобы рабочее место было максимально приятным», − рассказывает судья.

Озерскому городскому суду не свойственна текучка кадров. В штате тридцать человек – 8 судей и 22 сотрудника аппарата. Кроме того, на территории Озерска трудятся 4 мировых судьи. Поразительно высокий процент коллектива работает уже не одно десятилетие. Например, Юлия Равильевна Гибадуллина трудится в суде более двадцати лет, в настоящее время — помощником председателя суда. Ольга Алексеевна Черноскутова, в суде также более двадцати лет, является помощником заместителя председателя суда, она специалист как по уголовным, так и по гражданским делам. Ольга Валентиновна Основина – секретарь суда по уголовным делам, работает более двадцати семи лет. Юлия Сергеевна Дьякова, секретарь судебного заседания и помощник судьи, в штате более семнадцати лет. «Замечательные люди работают в нашем суде: трудолюбивые и ответственные. На них можно положиться», − резюмирует Лина Дмитриевна. Многие сотрудники аппарата живут не в Озерске, а в двадцати километрах от города, в поселке Метлино, но бросать из-за этого работу и не думают.

В суде существует традиция: встречи с судьями в отставке. «Так приятно встречаться с ветеранами, радость такая человеческая», − отмечает Лина Дмитриевна.

 

Лина Дмитриевна Дубовик возглавляет суд чуть больше года, но именно по результатам работы за этот период суд стал лучшим. Считает, что эта победа – результат длительной и кропотливой работы всего коллектива. Секрет успеха ведь прост: трудолюбие и ответственное отношение к делу.

Первое, на что новый председатель обратила внимание, приступив к новым обязанностям, – это на работу канцелярии. Тогда весь коллектив суда взялся за дело, они колоссально потрудились, навели порядок, передав более десяти тысяч гражданских дел в архив. Показательный пример того, как во главе с руководителем, искренне болеющим за общее дело, сотрудники готовы свернуть горы. Председатель подчеркивает, что очень важно поддерживать и воодушевлять своих коллег.

В своей семье Лина Дмитриевна не первый служитель Фемиды. Она дочь Дмитрия Сергеевича Дубовика, 17 лет осуществлявшего правосудие в Озерском городском суде, а также возглавлявшего Трехгорный городской суд. Лина Дмитриевна до того, как стать председателем, проработала в суде четырнадцать лет и около четырех лет — мировым судьей на судебном участке № 1 г.Озерска. Признается, что с глубоким уважением относится к своим коллегам и очень дорожит этим местом. Мы убедились, как она не на словах, а на деле доказывает это.

 

Вы ставили перед собой цель стать председателем Озерского городского суда?

Честно скажу, нет. Не ставила и даже предположить подобного не могла. Это заслуга Людмилы Константиновны (Царьковой – прим. ред.), которая увидела во мне руководителя и посчитала, что может доверить мне суд, в котором сама проработала тридцать шесть лет.

 

Самая сложная задача руководителя?

Нужно не забывать, что все-таки за тобой стоят люди. Важно служить примером для коллектива. Быть требовательным, но в тоже время чувствовать коллег, где-то не перегибать палку и проявлять заботу.

 

Продолжаете рассматривать дела, после того как стали председателем?

В прошлом году я активно заседала, потому что мы работали в усеченном составе: у нас была вакансия судьи-цивилиста. Кроме того, у меня в производстве находилось много сложных дел, которые я никому не передавала, сама доводила до конца. Считаю, что судейство – мое призвание. Это то, что я делаю с большим удовольствием и ответственностью, поэтому это дело я не брошу. (Улыбается.)

 

Не могу не спросить, влияет ли специфика места, в данном случае закрытый город, на осуществление правосудия?

В целом нет. Специфика может заключаться в определенных категориях дел, которых нет в открытых городах. Они связаны с работой комбината «Маяк». Я и сама рассматривала такие дела.

 

Прошло более шестидесяти лет после радиационной катастрофы в Озерске, сегодня суд рассматривает дела «маяковцев»?

Сегодня количество таких дел резко сократилось, много их было лет десять назад. Тогда мы рассмотрели больше четырех тысяч исков, большая часть из которых была от участников радиационной аварии на «Маяке» и Чернобыльской АЭС, поскольку наши специалисты активно участвовали и в ликвидации той аварии. Льготы они уже получили. Волна обращений от иногородних, чьи дома находятся в радиоактивной зоне, тоже прошла.

 

Какая все-таки судебная практика по таким делам?

Практика была разная: одним удовлетворяли исковые заявления, другим – отказывали. Непосредственным ликвидаторам было просто доказывать факт участия в работах, сохранились документы. Сложности были у жителей близлежащих населенных пунктов. Нельзя сказать, что все так просто, потому что доказательственного материала практически не сохранилось, на свидетельских показаниях все строить сложно. Я рассматривала одно дело года два-три назад. Жительница Челябинской области имела серьезные врожденные пороки и связывала это с деятельностью «Маяка». На комбинате грамотный юридический отдел, они выбрали такую позицию: отвечать за радиационную катастрофу должно государство, потому что «Маяк» создавался для обороны страны. Суд поддержал их, в иске было отказано. Честно сказать, жаль этих людей. Это не просто.

 

Насколько сложно морально рассматривать эти дела?

Когда мы рассматривали массовые иски об индексации выплачиваемых по закону средств пострадавшим, был такой случай. Один гражданин пришел в судебное заседание и прочел собственное стихотворение «На смерть ликвидатора». Слушать было тяжело...

Сейчас больше обращений от жен умерших ликвидаторов аварии, они говорят о том, что без супругов остались материально мало защищенными, и просят установить факт нахождения на иждивении. Это позволит им перейти на пенсию по случаю потери кормильца. Их мужья, как работники ядерного оружейного комплекса, получали дополнительное материальное обеспечение. Сумма весьма значимая. Судебные решения по таким делам зависят от конкретных обстоятельств. По-человечески сочувствую этим женщинам, но судья не должен руководствоваться одной жалостью. Мы помогаем гражданам защищать свои права, но при этом должны соблюдать закон и интересы государства.

 

Одно из последних резонансных дел, которое рассматривалось в вашем суде и широко освещалось в СМИ, дело экс-сенатора Константина Цыбко. Какая у вас сложилась практика работы с журналистами?

Большое спасибо моему предыдущему пресс-секретарю Наталье Карповой. Она постоянно делала акцент на том, что правосудие должно быть открытым, так их учили в областном суде. В ходе рассмотрения дела экс-сенатора мы не препятствовали работе прессы. На оглашение приговора выбрали самый большой зал, чтобы все могли разместиться. Для тех, кто пожелал приехать, оформили въезды в город и встретили. Дело осветили во всех средствах массовой информации, в том числе и в федеральных. Несмотря на то, что город закрытый, мы открытые, и только приветствуем этот принцип.

Как-то я рассматривала гражданское дело, чисто индивидуальный спор о защите прав потребителя. Стороны обратились к СМИ, чтобы осветить процесс, мы всех приняли и разрешили видеосъемку в обговоренные моменты. Статус закрытого города – это не тот довод, по которому журналистам можно отказать в посещении суда. Нынешний пресс-секретарь (Ирина Камалова – прим. ред.) приняла эстафету от Натальи, поэтому будем и дальше обеспечивать открытый доступ к деятельности суда.

 

Как воспринимаете негативные публикации о деятельности судов?

Каждая медаль имеет две стороны. В некоторых случаях нужно, наверное, не молчать, а пользоваться правом выступления в СМИ, чтобы иметь возможность изложить свою точку зрения. Негативизм вообще свойственен россиянам. Особенно, когда дело касается новаторства. Как-то я написала статью про медиацию, и ее опубликовали. Сколько негативных откликов было, куда людей только не увело обсуждение этой темы, в то же время было много здравомыслящих голосов. Поэтому, я думаю, пускай участвуют в дискуссиях.

 

Расскажите об особенностях менталитета озерчан?

Когда-то озерчан называли «шоколадниками», потому что Озерск отличался от остальных городов наилучшим снабжением. В то время как в Челябинске не было ничего, здесь же на витринах лежали колбаса, мясо и фрукты. Сейчас Озерск перестал выделяться по уровню социальной защищенности и материальному обеспечению, но чувство собственной значимости у людей осталось. Добавлю, что большая часть населения имеет высшее образование и активно им пользуется.

 

С 1 июня в районных и городских судах появятся суды присяжных. В чем могут заключаться трудности осуществления института присяжных в ЗАТО?

В подборе кандидатов. Трудность в том, что город небольшой и все друг друга знают лично либо опосредованно. В целом же суд готов к участию дел с присяжными: залы оборудованы, судьи прошли обучение. Приехав с последней учебы, один из судей отметил, что нужно учиться работать с присяжными так, чтобы расположить их к судебной системе, а это скрупулезный труд.

 

Вы из семьи юристов. Это был осознанный выбор пойти по стопам отца и связать свою жизнь с юриспруденцией?

Вы правы, большая часть людей делает свой выбор по примеру родителей. Отец всегда был для меня авторитетом. Я думала, быть ли мне журналистом, писателем или юристом. (Улыбается.) Я любила писать. Потом, когда пришла в суд, поняла, — работа здесь как раз и есть соединение писательского и юридического труда. (Улыбается.) Семейную династию продолжил сын. Он окончил Уральский государственный юридический университет и сейчас работает помощником прокурора в городе Реже Свердловской области.

 

Какие принципы в работе вы приняли от отца?

Отец был растворен в своей профессии. Я помню все свое детство, как он ночами писал приговоры. В то время судьи же писали все ручкой. Чтобы свет с кухни не проникал в комнату и не мешал нам спать, он специально завешивал покрывалом стеклянную дверь. (Улыбается.) Отец был очень принципиальным человеком, всегда говорил: «Для меня честь - не пустой звук». Если он считал, что по закону должно быть так, а не иначе, переубедить, напугать или повлиять на его решение статусом или должностью было нельзя. Это один из моих принципов – сохранять честь. Каждый раз, когда ему присваивали класс, отец говорил: «Служу России!». Он всего себя отдавал делу. В то же время, несмотря на высокую занятость и внешнюю строгость, папа был достаточно мягким, уважал людей и любил близких. Умение быть авторитетом и дружить с людьми — еще один из принципов. Все-таки человеческие качества должны быть бок о бок с профессиональными. Мне до сих пор звонят коллеги отца и вспоминают его. Приятно, когда человек оставляет о себе добрый след в сердцах людей.

 

Вне работы как любите проводить время?

Люблю гулять в парке, где часто встречаю наших судей. Летом люблю ездить в сад, за розочками своими ухаживать. (Улыбается.) Путешествовать нравится. Это ожидания новых открытий и впечатлений. Очень люблю Северный Кавказ, особенно те места, где бывали Пушкин и Лермонтов.

 

Справка

Озерским городским судом в 2017 году было рассмотрено:

1909 гражданских

309 уголовных

266 административных дел

 

 

Важно знать

В 2017 году в Озерском городском суде было рассмотрено несколько уголовных дел, которые представляли значительную юридическую сложность: были объемными и резонансными. Одно из таких дел — в отношении экс-сенатора: 71 том и около 5000 страниц протокола судебного заседания. Чиновника признали виновным в получении взяток в особо крупном размере (на момент подготовки журнала к печати, дело в апелляционном порядке рассматривал областной суд). В этот же период времени Озерский суд рассмотрел первое гражданское дело в Челябинской области об обращении в доход государства имущества сотрудника органа внутренних дел (общей стоимостью 14 миллионов рублей), приобретение которого на собственные доходы госслужащего и члена его семьи не было доказано. Апелляционная инстанция областного суда оставила решение без изменения.

При этом суд работал в неполном составе: не хватало одного судьи -цивилиста. Кроме того, судья, в производстве которой находилось дело экс-сенатора, большую часть рабочего времени посвящала только ему, поэтому уголовные дела рассматривали не только криминалисты, но и цивилисты, сохраняя при этом стопроцентное качество.

Кристина Высоцкая,

заместитель руководителя пресс-службы областного суда

 

новости по теме
Все права защищены © 2019 Совет судей Челябинской области

Вход

Забыли пароль?